Фотографии в контексте времени

Чаплин и Фербенкс

Чарли Чаплин поднят в воздух Дугласом Фербенксом, 1918. Так они рекламируют Liberty Bonds (облигации, выпущенные в США во время Первой мировой войны с целью поддержки действий Антанты). Liberty Bonds стали символом патриотического долга в Соединенных Штатах.

Актеры стоят на здании казначейства на Уолл-стрит, поддерживая третий выпуск Liberty Bonds.

Christine Keeler

Keeler
Льюис Морли: «Во время сессии мы сделали 120 снимков, израсходов три рулона пленки. На первых двух Кристин сидит на стуле и на полу, одетая в короткую кожаную куртку. Когда мы сделали те снимки, продюсеры потребовали снять обнаженные фотографии. Кристин не хотела этого делать, но продюсеры настаивали, сказав, что это условие есть в ее контакте. Ситуация получилась довольно напряженная, мы зашли в тупик. Тогда я предложил, чтобы все, включая моего помощника, покинули студию. Я повернулся спиной к Кристин, сказав ей раздеться, сесть задом наперед на стул. Теперь она была обнаженной, как и требовали условия договора, но в то же время скрыта».

«Дело Профьюмо» — один из самых известных секс-скандалов времён холодной войны.

В начале 60-х Джон Профьюмо, военный министр Великобритании, находился в непродолжительных отношениях с девушкой по вызову Кристин Килер, которая также была любовницей Евгения Иванова — советского шпиона, числившегося военно-морским атташе при посольстве. 22 марта 1963 года, в начале скандала, Профьюмо отрицал, что он когда-либо спал с Кристин Килер. Но лондонская пресса опубликовала письмо, которое он написал Кристин. Министр называл девушку «дорогая», что вызывало сомнения в его показаниях. Вскоре в газетах появилась информация, что Килер передавала Иванову военные тайны, которые узнавала от Профьюмо.

С Ивановым и Профьюмо Кристин познакомил Стивен Уорд, модный остеопат и художник. В коттедже одного из своих пациентов он организовывал вечеринки для известных британцев и зарубежных гостей. Обычно их развлекали девушки, в том числе и Кристин Килер. Сам Уорд называл это «клубом друзей». Во время разбирательств Стивен Уорд обратился с письмом к секретарю премьер-министра Макмиллана, детализировав свое участие. После того как содержание письма стало известно Палате общин, Уорду было приказано предстать перед судом по 8 пунктам обвинений: от сводничества до организации абортов. В тюремной камере он покончил жизнь самоубийством, отравившись снотворным.

Джон Профьюмо был вынужден уйти в оставку. А вскоре, в октябре 1964 года, партия консерваторов, к которой принадлежал министр, проиграла выборы. Через год после отставки Профьюмо пришел в Тойнби-Холл, благотворительное заведение для бедных в лондонском Ист-Энде, и предложил свои услуги в качестве посудомойки.

Кристин Килер также участвовала в процессе и получила девять месяцев тюрьмы за «обман правосудия».

Из тюрьмы она вышла на пике своей славы, и в Британии скоро нашлись люди, желающие монетизировать «скандал Профьюмо». Было решено снять кино с Кристин Килер в главной роли, рассказывающее о ее жизни. Известный фотограф Льюис Морли должен был сделать фотосессию с Кристин для рекламы будущего фильма. Во время этой фотосессии и был сделан снимок, ныне экспонирующийся в Лондонском музее Виктории и Альберта.

Кристин Килер 2014Кристин Килер
2014

В одной из своих книг Кристин Килер написала: «Я провела в тюрьме полгода. После этого где я только не работала! В химчистке, рекламным агентом, посудомойкой… Теперь, когда мои сыновья выросли, я хочу, чтобы мир знал правду. Евгения Иванова наградили орденом Ленина. Ведь он сумел скомпрометировать британское правительство, и Макмиллану пришлось уйти в отставку. Его сменили лейбористы. Для Евгения это был триумф. Газета „Дейли экспресс“ решила организовать наше воссоединение, и в 1993 году я поехала в Москву. Он обнял меня, поцеловал и вручил коробку русских конфет. Мы гуляли по Красной площади. В свои 67 лет Евгений по-прежнему любил водку. Но он потолстел, поседел и уже не был тем большим могучим медведем, который лежал в моей постели. И вот что удивительно: я поняла, что едва знаю мужчину, который сыграл такую огромную роль в моей жизни. Евгений признался, что чувствовал себя виноватым из-за того, что изменил со мной своей жене. Узнав об этом, она сразу ушла от него, и Евгений больше никогда не женился. Он был несчастным одиноким человеком, жившим в квартире, которую постыдился показать мне. Лишь сказал, что „слишком беден“. Мир, ради которого он шпионил, канул в Лету, как и сам этот красивый советский агент в форме военно-морского офицера. Евгений умер в январе 1994 года. Жена Профьюмо Вэлери умерла в 81 год в 1999-м. Как жестоко поступил с ней муж! Она была хорошей актрисой, звездой английского кино, но о ней вспоминали лишь в связи с сексуальным скандалом. А сам Профьюмо был приглашен и на 70-летие Тэтчер, и на 100-летие королевы-матери. Он сохранил положение в высших кругах британского общества. А я сумела выжить, и на большее мне нечего рассчитывать».

Летом 2013 года Кристин Килер неожиданно заявила, что действительно занималась шпионажем, как и Стивен Уорд. «Я была шпионкой и я не горжусь этим. Правда в том, что я предала мою страну», — написала 71-летняя Килер в своей новой книге.

Бог ненавидит женщин

В 1985 году католическая церковь стала отмечать Всемирный день молодежи.

L'Express
«Боятся ли женщин все три мировые религии? Похоже на то, ибо часто мужчины трактуют Писания исключительно к своей выгоде. Женщины же, будь то христианки, иудейки или мусульманки, не желают больше с этим мириться. Верующим женщинам все труднее признавать и принимать мысль о том, что бог хотел, чтобы их угнетали».

В августе 1997 года такое мероприятие состоялось в Париже, где Аббас Аттар, работавший в агентстве Magnum, сфотографировал трех женщин, молящихся на улице. Три года спустя журнал L’Express использовал эти фотографии в статье, озаглавленной: «Бог — женоненавистник?». Две женщины, запечатленные на снимке, подали на журнал в суд за вмешательство в их частную жизнь и причинение ущерба репутации.

L’Express и Magnum подали встречный иск при поддержке ANJRPC (Национальная Ассоциация журналистов, репортеров, фотографов и кинематографистов). Они потребовали один евро в качестве компенсации за злонамеренное применение закона. Ассоциация объявила суду: «Вы держите в руках будущее фотожурналистики», так как фото фактически открыло дискуссию о том, должны ли фотографы получать согласие всех людей, сфотографированных в общественных местах.

В 2002 году суд вынес решение, подтверждающие право публиковать фотографии, однако обязал L’Express использовать их вне контекста.