История за каждым фото

Black Power

Black Power Olimpic Game Mexico 1968Джон Карлос: «Мысль о протесте зрела в моей голове целый год. Сначала мы хотели бойкотировать игры, но не все согласились с этим планом. Многие атлеты считали, что победа на играх защитит их от расизма. Но даже будь у вас медаль, она не спасёт вашу маму или сестру. Это даст вам пятнадцать минут славы, но что до остальной жизни? Я не говорю, что все должны быть согласны с нами, но для меня медаль была только морковью на палке».

«Власть черным», или Black Power — лозунг афроамериканского движения в США, выдвинутый в июне 1966 года. Его участники требовали права на самоопределение черного населения страны и предоставления афроамериканцам равных гражданских прав с белыми. Лозунг воспринимался по-разному: от требования политического равноправия негритянского населения до захвата всей власти в стране и, соответственно, по-разному использовался различными политическими силами.

«”Быстрее, выше, сильнее” — девиз Олимпийских Игр. “Злее, отвратительнее, уродливее” — лучше описывает сцену в Мехико на прошлой неделе», написал TIME об американских спринтерах Томми Смите, занявшем первое место, и Джоне Карлосе, занявшем третье место, которые на церемонии награждения продемонстрировали приветствие движения Black Power. Они вышли в черных носках, как у черных бедняков; Карлос надел бусы как символ судов Линча и всех убитых людей, по которым не была прочитана молитва; вместе они подняли кулаки в черных перчатках. Они использовали свою победу на Олимпийских играх 1968 года в Мехико, чтобы показать их недовольство притеснением черных в США.

Два темнокожих атлета из США продемонстрировали всему миру свой протест. Солидарность с ними выразил и австралиец Питер Норман, занявший второе место: он надел на спортивный костюм значок с символикой защиты прав человека. Смит и Карлос были удалены с игр, Норман лишился почетной встречи, но ни один из этих трех мужчин не отрекся от своих убеждений.

Воспроизвести

«Регтайм кленового листа»
автор: Скотт Джоплин

Марта Грэм — американская танцовщица, одна из создательниц танца модерн, изменившего традиционные балетные формы. Ее излюбленными персонажами были «женщины на изломе», часто ими становились героини мифов, одержимые земными страстями.

Под её влиянием изменилось отношение к танцу. До Марты Грэм в балете мужчине и женщине отводились строго определенные роли: считалось, что мужчины церебральны, а женщины эмоциональны. Как следствие, балетные каноны приписывали мужчинам выражать себя в толчковых прямолинейных движениях, а женщинам — в плавных движениях, совершающимся по траекториям кривых. В постановках Грэм зрителю демонстрировался в первую очередь сильный, порывистый человек, не выстраивавший свои действия и танец, исходя из половой принадлежности. Марта Грэм считала: «тело помнит движения души, танец показывает, каков человек».

Выше — фотография Джима Уилсона, сделанная 7 сентября 1990 года, за несколько месяцев до смерти Марты Грэм. Марта в окружении труппы, первый раз репетирующей «Регтайм кленового листа». Через пять лет ученики Марты создадут танцевальный ансамбль, названный в её честь.

Alfred Krupp

Арнольд Ньюман — о съёмке: «Я сказал: «Будьте любезны, господин фон Болен Крупп, наклонитесь немного вперед». Он пересел. У меня даже волосы встали дыбом — это было то, что доктор прописал!»

По заданию редакции Newsweek Арнольд Ньюман связался с известным промышленником Альфредом Круппом. Помимо того, что Крупп был известен как бизнесмен, за ним закрепилась слава военного преступника, использовавшего рабский труд для производства оружия для нацистов.

Узнав, что Ньюман еврей, Крупп отказал в съемке. Однако Ньюман настоял, чтобы Крупп хотя бы посмотрел его портфолио перед тем как принять окончательное решение. Увидев снимки, Крупп изменил решение. 6 июля 1963 года промышленник и фотограф приступили к съемкам на заводе в Эссене — том самом, где работали военнопленные.

Когда Крупп впервые увидел портрет, он был в ярости. Ньюман же сказал: «Я — еврей, и это — моя небольшая месть».

Дэвид Тернли: «Мы стартовали, и медик, сидевший рядом с телом, протянул руку и передал медальоны и удостоверение личности погибшего солдата медику, сидевшему перед Кеном. Именно в тот момент Кен понял, что солдат в мешке — один из его лучших друзей».

Во время войны в Персидском заливе в 1991 году Пентагон ограничивал доступ СМИ к информации о кампании. Президент Джордж Буш-старший продолжил практику Рональда Рейгана, начавшего притеснения прессы во время вторжения в Гренаду в 1983. Но несмотря на запрет Пентагона на съемку солдатских смертей и гробов, Дэвиду Тёрнли из Detroit Free Press удалось сделать одну из самых пронзительных фотографий войны. На ней изображён плачущий сержант Кен Козакевич. Он узнал, что рядом с ним в вертолете эвакуации лежит тело его друга Энди Аланиза, погибшего под «дружественным огнем».

Как было принято на той войне, Тёрнли отправил свою пленку с военным курьером. Через два дня он узнал, что её так и не передали редакторам. Тёрнли обратился к офицеру с просьбой переслать снимок, сказав: «Создастся впечатление, что солдаты здесь не рискуют своей жизнью. И вы будете ответственны за это, если не перешлёте фотографию». В итоге плёнку передали СМИ, а фотография вскоре получила главный приз конкурса World Press Photo.

Jackie onassis sunHUSTLER August, 1975
18+

Рон Галелла был одним из первых американских папарацци и, пожалуй, самым известным папарацци своего времени. Он фотографировал Элвиса Пресли, Софи Лорен, Элизабет Тейлор, принцессу Диану, Майкла Джексона, Роберта Редфорда и Фрэнка Синатру, хотя никто из них не соглашался на съемку. Бриджит Бардо обливала его из шланга, Шон Пенн плюнул на него, охрана Ричарда Бертона его избила. Но Рон Галелла остался невозмутим. После того как Марлон Брандо сломал ему челюсть, фотограф вернулся, чтобы сделать снимок актёра, но уже в футбольном шлеме.

Jackie onassis sunHUSTLER August, 1975
18+

Жаклин Кеннеди Онассис стала одной из любимых целей для Геллала. В конце 60-х, когда Джеки жила в Нью-Йорке, он подкупил многих швейцаров и таксистов, чтобы те следили за бывшей первой леди. Фото, сделанное 7 октября 1971 года на Мэдисон-авеню, на котором Джеки с улыбкой оглядывается на гудок такси, стало шедевром Галелла. Вышедший позднее фильм-ретроспектива о жизни Рона Галелла «Разбей его камеру» своим названием был также обязан Жаклин Кеннеди. Такой приказ она отдала сотруднику Секретной службы, когда была первой леди США.

Но больше проблем Джеки принес другой, на этот раз итальянский папарацци, Сеттимио Гарритано. Прокравшись на частный остров Онассиса под видом садовника, он сделал фотографии Жаклин, принимающей солнечные ванны в обнажённом виде. Многие редакторы отказались публиковать снимки, но в конце концов они появились в итальянском журнале PLAYMEN в 1972 году. В США фотографии были опубликованы в HUSTLER, и этот выпуск побил все рекорды по продажам. Ларри Флинт, издатель HUSTLER, в своей книге «Секс, ложь и политика. Голая правда» назвал приобретенные им снимки «самой умной инвестицией в жизни».